Новости фонда23.7.2021

Мы вернулись из палаточного лагеря на Валдае. Это было круто!

23/7/21

Мы, вообще-то, суровые НКОшники, нас сложно пронять, но этот свет, эти сосны, эта речка и эти лица проймут кого угодно. Мы работаем, чтобы у всех людей была возможность тусоваться у костра, спать в палатке и плавать в лесной речке. А помогают нам в этом, в том числе, потрясающие волонтеры, и сегодня на связи наш волонтер Дмитрий Х., который расскажет свою историю. Фото: Ольга Каплинская Мы от всей души благодарим наших партнеров: Фонд президентских грантов, Благотворительный фонд В. Потанина, Благотворительный фонд «Абсолют-Помощь», Российский еврейский конгресс и благотворительный фонд «КАФ» за помощь и поддержку!

Здравствуйте, дорогие неравнодушные люди!

На связи Дмитрий, один из самых «свежих» волонтеров фонда «Жизненный путь». Я нашел фонд и принял решение присоединиться к волонтерской программе меньше месяца назад, как раз перед ежегодной поездкой сотрудников, волонтеров и, конечно же, подопечных фонда в интегративный лагерь на Валдае.

Изначально у меня был план познакомиться в Москве с ребятами, все взвесить и решить, стоит ли ехать; но жизнь, во многом из-за эпидемиологической обстановки, распорядилась иначе, и первые знакомства (не считая недолгого телефонного разговора с руководителем смены Ариной Муратовой) состоялись уже около отправляющегося автобуса. Я раньше не имел подобного опыта поэтому признаюсь честно, мне было страшновато. Я знал только то, что сотрудники фонда делают хорошее дело, а кто все эти люди, как именно это устроено, в каких условиях придется существовать – оставалось загадкой, несмотря на довольно подробные разъяснения в рассылке для волонтеров. Все же, пока своими глазами не увидишь – не сможешь составить впечатление.


Но, несмотря на сомнения и опасения, я приехал за полчаса до отправления в назначенное место, собранный как в тяжелый многодневный пеший поход, и сразу окунулся в среду: люди, которых к моему приезду было еще немного, встретили меня как родного. Конечно, немного преувеличиваю, но теплота почувствовалась сразу. Погрузив в автобус всё необходимое, а также самих себя, мы выдвинулись в сторону следующей остановки около интерната No22, где нужно было забрать еще некоторое количество людей. На этой остановке рядом со мной сел Игорь – очень жизнерадостный, вежливый и добрейшей души человек в стильной кепке. Правда, в тот момент он еще был для меня загадкой, да и вообще ситуация, где не удается просто поболтать (сам Игорь видел меня в первый раз, да и я впервые близко контактировал с человеком с речевыми особенностями), вызывала небольшое замешательство. Мы ехали рядом 6 часов, но почти не разговаривали. Только пожив в лагере, я узнал, что Игорь на самом деле весельчак и шутник, а также заботливый друг.


Как только мы доехали и разгрузили автобус, Арина представила меня Марине и Сергею – соответственно, моему старшему товарищу и нашему общему подопечному на ближайшие 6 дней. Отдельно хочу отметить благожелательность, с которой каждый относился к каждому. Не поймать это из воздуха было просто невозможно. Марина, к примеру, всегда была рада прийти на помощь, ответить на любой вопрос, да и просто подменить меня, с самого заезда беспокоясь, чтобы я не выкладывался чрезмерно, и моих физических и душевных сил равномерно хватило на все время, что мы пробудем на Валдае.
Следующие 5 дней прошли как один длинный, наполненный различными активностями, приятными знакомствами и просто весельем, день. Конечно, были и сложности, и не всем удавалось всегда быть радостными (а так бывает ли?), но по сравнению с обычной московской жизнью, градус добра и света был гораздо выше. Лично я проводил не менее половины времени с Сережей – не только потому, что я был к нему «приписан» и за него в какой-то мере отвечал, но и потому, что мне было комфортно, интересно и даже полезно много общаться с таким тонко чувствующим и видящим поводы для радости в таких разных, порой и незаметных вещах, человеком. Мой взгляд на мир казался мне самому «замыленным» по сравнению с тем, что и как мне показывал Сережа. Вместе с ним мы ходили гулять, купались в речке и на озере, делали мыло, украшали пространство, готовили, слушали песни у костра, танцевали в последний день на прощальной дискотеке, к которой даже нарядились в похожем стиле. Сережа и его реакции на все происходящее пробуждали во мне какие-то забытые, стершиеся чувства – я помню, что раньше я тоже так же любил плескаться в воде (а тут еще и речка такая чистая и красивая...), и оттуда меня было не вытащить, как и Серегу, и это только один пример. Всё это время я подмечал, сколько у меня общего с Сережей, с которым я бы не познакомился, если бы не вышел на фонд «Жизненный путь».


С одной стороны может показаться, что делать мыло из заготовок – скучновато, но в реальности всё совсем не так. При простоте технологии остаётся огромный размах для реализации своего чувства прекрасного. А в этом Сережа мастер. Такое красивое, многослойное, неожиданных цветов и форм мыло увидишь нечасто. Да и вообще, многие люди, как я, думая о творчестве, стараются натянуть себя на какие-то границы или ориентиры, а это ложный путь. В каком-то смысле, наверное, я учился творить и принимать результат своего творчества у Сереги, хотя мне еще предстоит долгая дорога в этом направлении.
Еще одно важнейшее свойство общества, что собралось на берегу реки Валдайки, - это ненасилие. Может показаться, что в наш век об этом и говорить не стоит, но насилие бывает очень разным, порой и почти незаметным. Эмоциональное насилие, принудительно-добровольный выбор, «разумные»-неразумные ограничения встречаются и в тех сообществах, где люди стараются быть друг другу братьями, а не врагами. Но настолько полно реализовать этот принцип, как это сделано в фонде, удаётся далеко не всем. Много, где это звучит, но работает только в редких местах, таких как лагерь на Валдае – свобода одного человека кончается там, где начинается свобода другого. Это значит, что сам для себя ты можешь выбирать вообще всё: когда встать, когда лечь, что есть, а что не есть, куда идти, чем заниматься, либо заниматься ничем (а это порой бывает очень нужно любому человеку), какие общественные дела тебе комфортны, а какие – нет, всегда можно договориться в любой непростой ситуации так, что все останутся довольны. И, конечно, это не означает полной свободы, ведь всегда нужно помнить о том, что вокруг тебя еще 60 человек, которым не стоит портить жизнь.

И справедливости ради стоит отметить, что за 6 дней лагеря были и конфликтные ситуации, и тяжелые эмоциональные состояния у отдельных людей, и утраты (для кого-то потеря резиновых сапог и кепки может быть соразмерной проблемой потере телефона со всеми паролями/привычного ритма жизни, а про возникновение, иссякание и восстановление человеческой близости и объяснять не нужно). Однако, повторюсь, все сложные ситуации на Валдае решались максимально корректно и уважительно. И действительно, каждый старался по возможности помочь каждому – ты уходишь с небольшой группой в поход вокруг лагеря, и естественным образом ты помогаешь тому, кто с тобой пошел. А Сереже, который остался в лагере, обязательно в это же время поможет кто-то еще, если это будет нужно.
Я бы мог еще написать целый абзац о питании в лагере, так как был восхищен разнообразием еды и творческим подходом поваров, но что-то мне подсказывает, что если я углублюсь в описание кулинарных изысков, то мало какой читатель дочитает статью до конца – все захотят отведать хотя бы что-то из того, чем нас кормили, и пойдут за провизией. Достаточно сказать, что в каждый прием пищи было как минимум по два вида каждого из блюд (два супа, два вида второго, три разных салата, три вида десерта, фрукты, соусы, различные закуски, черный и зеленый чай, компот, какао), так что всё не помещалось на большом раздаточном столе. Так разнообразно, здорОво и вкусно я, наверное, не питался никогда.


Раз я заговорил о быте, то отмечу еще одну важную особенность инфраструктуры лагеря –хозяйственные помещения и общие пространства оборудованы всем необходимым для пользования ими людьми с различными сложностями передвижения. Сделано с душой, очень уютные интерьеры, ремонт, собственноручно произведенный волонтерами. А так же чистейшая и вкуснейшая вода из-под крана.. Если обобщать все вышесказанное, то это просто рай на Земле, а не интегративный лагерь.


В силу моего характера, сомнения во мне есть всегда и по любому поводу, часто эти сомнения парализуют и не дают двигаться в нужном направлении. Опыт же пребывания в такой волшебной среде не оставил моим сомнениям никакого шанса – это те люди, тот фонд, то движение, к которым, по-моему, невозможно не захотеть присоединиться. Вероятно, некоторым читателям моего небольшого отчета покажется, что в том, о чем я говорил выше, нет ничего экстраординарного, и при желании такой досуг можно устроить себе самому. Да, это действительно так. Приложив немного усилий и потратив какое-то количество денег, вы сможете делать ровно то же самое, что и мы делали в лагере. Но для ребят, живущих в интернатах, это недоступно. Никогда и никак. Кроме этой неполной недели в середине лета. И лично для меня, как, я уверен, и для большинства сотрудников и волонтеров, самой важной является возможность поделиться всеми этими богатствами нашего мира с теми, кому их не достаётся по абсолютно диким причинам. И именно эта движущая сила – концентрированное добро, желание восстановить справедливость, пускай и на одном маленьком квадратике и в хотя бы одной частной жизни, она и собирает именно таких людей, которые создают именно такое пространство, вкладывают себя в созидание, творчество и заботу о ближнем, эта сила меняет жизнь людей на качественном уровне, да и сами люди, как волонтеры, так и подопечные фонда, уже вряд ли будут прежними после погружения в такую плодотворную, почти что животворящую среду.

Всю обратную дорогу мы с Серегой слушали музыку и делали совместные фоточки, но если у меня всё это всегда будет в прямом доступе на телефоне, то для Сереги нужно обязательно оформить и распечатать альбом, который он мог бы хранить в интернате, причем, чтобы ему передать его, придется еще подождать две недели, пока кончится карантин. Но даже когда он кончится, Сережа и другие жители интернатов все равно не смогут банально выходить из корпусов погулять, когда им захочется, да и делать многие простые и привычные нам вещи. И я стараюсь думать, что фонд, и я в качестве волонтера, сделали очередной маленький шажок в сторону доступности более адекватных условий жизни для тех, кому они, в общем-то, так же нужны, как и любому другому человеку, даже больше.


Вернулся домой в Москву я обновленным, свежим, бодрым, но сразу очень тоскующим по всем ребятам и лагерю. Не ожидал, что 6 дней могут настолько сильно изменить жизнь, наполнить ее новыми смыслами (как бы банально ни звучало), встряхнуть и дать волшебный пинок, так иногда необходимый, да еще и в самую правильную сторону.

Если не очень понятно, куда стремиться, как себя приложить к важному и нужному делу, как менять мир в лучшую сторону, но делать это всё хочется – стоит, как минимум, попробовать себя в подобной волонтерской деятельности на том поле, которое вам покажется ближе. Я очень рад, что всё, что могло помешать мне поехать, не сделало этого, и я попал в этот водоворот, из которого не хочется выбраться, а совсем наоборот, тянет быть ближе к центру.

Закончить свой небольшой очерк решил цитатой, с которой в голове я уезжал в лагерь и оттуда же возвращался, но уже с абсолютно новым пониманием:
«За спиной ни гроша, добром богата душа
Человек рад тому, что живет и может дышать.
Дела других важнее собственных забот,
Новый день за окном – Мир и солнце встает...»

Именно тому, как просто радоваться своей жизни и возможности дышать, можно научиться в лагере фонда «Жизненный путь» на Валдае.

Подпишитесь на любое пожертвование — и мы вместе поможем особым взрослым вести обычную жизнь

Помочь